«Возмутила провокация в отношении Тихановского»

За оскорбление в телеграме пресс-секретаря МВД мужчину приговорили к двум годам ограничения свободы.

Минчанин Дмитрий Ушацкий приговорен к двум годам ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа за оскорбление в телеграм-канале пресс-секретаря МВД Ольги Чемодановой.

 

Ольга Чемоданова. Фото: СТВ.

 

Такое решение приняла 26 января судья суда Центрального района Минска Татьяна Оковитая, сообщает правозащитный сайт spring96.org. Ушацкий признан виновным по статье 369 Уголовного кодекса (оскорбление представителя власти).

«На суд явилась сама потерпевшая и объяснила, какие нравственные страдания ей были причинены оскорблением обвиняемого в чате «Банда Луки», которые она оценила в пять тысяч рублей. Сам комментарий в суде озвучен не был, но известно, что он был «в неприличной грубой нецензурной форме про должность и звезды», — пишет spring96.org. В качестве свидетельницы в суде также была допрошена официальный представитель ГУВД Мингорисполкома Наталья Ганусевич.

Согласно обвинению, утром 18 июня Ушацкий разместил «по мотивам политической и идеологической вражды, связанной с электоральной кампанией в Республике Беларусь», в телеграм-чате под фотографией Чемодановой оскорбительное сообщение с целью «отомстить за ее официальный комментарий об условиях содержания в центре изоляции правонарушителей на Окрестина». Обвинение посчитало, что это сообщение «унижает честь и достоинство Чемодановой, причиняет ей моральные и нравственные страдания, подрывает ее авторитет, личные и профессиональные качества, а также авторитет органов внутренних дел в целом».

На суде Ушацкий признал вину полностью, раскаялся и попросил прощения у Чемодановой. «Цели оскорбления Ольги Чемодановой у меня не было, — сказал он. — У меня были эмоции и не совсем адекватное состояние (Ушацкого покусали пчелы. — БелаПАН.). Я не хотел ее оскорбить, не думал, что она прочитает сообщение в этой группе. Когда я писал этот комментарий, я не предполагал, что официальное лицо МВД будет пользоваться такой группой. Я признаю свою вину в том, что я разместил такой комментарий и что в нем содержались оскорбительные слова в адрес Чемодановой, что я сделал сообщение в публичной сети, к которой может иметь доступ любой пользователь телеграма».

По его словам, причиной написания оскорбительного сообщения стал комментарий Чемодановой по делу блогера Сергея Тихановского. «Меня это возмутило. Возмутили обстоятельства задержания Тихановского. У меня было мнение, что его задержали тогда не совсем корректно, скажем так. В отношении него были совершены какие-то провокационные действия со стороны гражданского лица. Она была потом опознана как женщина легкого поведения, которая участвовала в провокации», — пояснил Ушацкий.

На суде Ушацкий заявил, что его комментарий не был сделан «по мотивам политической и идеологической вражды». «Я не участвовал в предвыборной кампании, не подписывался за Тихановского. На выборах я даже не голосовал, — сказал он. — Комментарий был связан только с задержанием Тихановского. И то, что я якобы оставил комментарий под комментарием про содержание на Окрестина — тоже не соответствует действительности. Я никогда не был там, не привлекался [по статье] 23.34 и не участвовал в этих мероприятиях».

В свою очередь Чемоданова рассказала, что увидела комментарий утром 18 июня. На тот момент она знала о существовании телеграм-чата, в котором Ушацкий оставил комментарий, но не была подписана на него. Чемоданова пояснила, что сотрудники МВД осуществляют мониторинг интернета, а скриншот с комментарием Ушацкого ей прислала Ганусевич.

«Такое сообщение я получила впервые за период моей службы в должности начальника управления информации (с 29 декабря 2018 года. — БелаПАН.), — приводит слова Чемодановой сайт spring96.org. — Ранее подобных сообщений мне никто не присылал и не пересылал, поэтому для меня, конечно, такое сообщение вызвало не просто оскорбление лично меня, а в целом — и службы, и ведомства. Я бы сказала, это определенное покушение на авторитет правоохранительных органов, особенно на мой. Оскорбительным, наверное, было больше то, что человек, который оставляет такой комментарий, — это абсолютно не известный для меня человек и не вправе делать какие-то заключения, мысли публично отображать. Это сообщение унизило мои честь и достоинство. Очень сказалось, в принципе, на моей работе на протяжении некоторого периода времени. В течение недели как минимум это определенно сказалось».

По словам Чемодановой, инцидент повлиял и на состояние ее здоровья. «Больничный лист открывать не стоило, но, тем не менее, определенный дискомфорт, на общее состояние здоровья — это действительно повлияло, — сказала она. — Кроме этого, вы понимаете, что информация, размещенная публично, становится достоянием не только тех, кто мониторит эту информацию, но и ряда других людей, которые тебя уже знают и у которых определенное отношение к тебе и как к человеку, и как к руководителю. Конечно, это такой серьезный удар по репутации в том числе».

Чемоданова также заявила, что ей пришлось принимать успокоительные препараты.

Она заявила гражданский иск о причинении нравственных страданий на пять тысяч рублей и просила наказать обвиняемого на усмотрение суда. Ушацкий иск признал частично: готов возместить три тысячи рублей.

Во время прений прокурор исключил из обвинений Ушацкому «мотивы политической и идеологической вражды, связанной с электоральной кампанией в Республики Беларусь». Обвинение запросило наказание в виде двух лет ограничения свободы без направления в учреждение исправительного типа.

Судья Оковитая назначила именно такое наказание и обязала Ушацкого выплатить Чемодановой пять тысяч рублей за причинение морального вреда.

В комментарии БелаПАН Чемоданова сообщила, что эти средства направит «на оказание помощи детям-инвалидам, которые проживают в семьях сотрудников органов внутренних дел».