Лукашенко хочет избежать транзита власти. Страна остается в застое и стагнации

Путь к переменам в Беларуси лежит через экономическую яму.

Власти почувствовали передышку и позволили себе чуть расслабиться, перейдя к точечным репрессиям. Всебелорусское народное собрание, судя по всему, пройдет без решений о транзите власти, что не обрадует Россию. Напряжение в отношениях с ней ухудшит и без того плачевные экономические перспективы Беларуси.

Фото president.gov.by

Сезон горячих протестов, когда число участников маршей измерялось сотнями тысяч, а задержанных — тысячами, сменился холодной зимой. Гражданский конфликт никуда не исчез, но пребывает в замороженной стадии. На этом фоне Александр Лукашенко надеется провести Всебелорусское народное собрание (ВНС) как обычно — в формате съезда лояльных вертикальщиков, с абстрактными планами экономических свершений и без политических потрясений.

Так, конечно, власти будет спокойнее и привычнее. Вот только этот ритуал симуляции всенародной поддержки не решит ни внутренних, ни внешних проблем Беларуси. Равно как подписание указа про «Год народного единства» не вернет любовь электората, а страшилки про опасность натовской оккупации Беларуси не повысят доверие партнеров по ОДКБ.

Старые приемы не работают, а новых власти взять неоткуда.

 

Власти не могут затушить тлеющий протест и склонны его недооценивать

Окружение Лукашенко с 9 августа существовало в режиме чрезвычайного напряжения, но в последнее время позволяет себе немного расслабиться. В столице в отсутствие общегородских воскресных маршей перестали отключать интернет и закрывать метро. По неофициальной информации, расформирован Оперативно-ситуационный штаб при ГУВД Мингорисполкома, который координировал силовиков на протестах.

От массовых репрессий, острие которых было направлено против протестовавшей улицы, власти перешли к точечным — пытаются давить на тех, в ком видят угрозу. Иногда это приводит к трагикомичным эффектам: например, в окрестностях Витебска в лесу на прогулке с палками для скандинавской ходьбы задержали шестерых пенсионерок.

Но для многих такая прыть силовиков оборачивается и уголовными делами.

Как всегда в периоды обострения политической ситуации, сильно достается журналистам, медийщикам. За решеткой остаются Катерина Борисевич (портал TUT.by), Катерина Андреева и Дарья Чульцова (телеканал «Белсат»). Продолжается дело «Пресс-клуба». По уголовному делу задержан медиаменеджер Андрей Александров, в офисе информационной компании БелаПАН прошел обыск с изъятием техники.

При этом массовый протест, по сути, продолжается, просто принял новые формы. Никуда не делись районные чаты, сеть которых охватывает всю Беларусь. Они регулярно организуют и уличные акции — от небольших цепей солидарности у дорог до вечерних маршей на сотни человек. И хотя отдельные задержания случаются, акции соседей достаточно локальны и законспирированы, чтобы силовики в целом не могли их остановить.

В такой ситуации власти не придумали ничего лучше, чем фактически закрыть глаза на неудобную демонстрацию протеста и смириться с тем, что в нынешнем виде он будет продолжаться.

Конечно, на низовом уровне силовики и дальше будут пытаться противодействовать активистам, но на политическом уровне Лукашенко явно не хочет принимать происходящее во внимание. Или просто не осознает масштабов низовой самоорганизации.

 

Откладывание транзита власти не порадует Россию

«Никаких решений в угоду зарубежным советчикам и их здешним приверженцам быть не должно», — заявил Лукашенко 28 декабря на совещании по подготовке ВНС. Хотя это и похоже на его типичную антизападную риторику, но здесь речь, скорее, шла о Москве.

В конце концов, ни Брюссель, ни Вашингтон, ни штаб Светланы Тихановской не ждут от ВНС никаких решений и вообще не признают его легитимности. Народное антикризисное управление Павла Латушко так и вовсе считает ВНС незаконным, а всех его участников — потенциальными преступниками.

А вот Россия, судя по всему, как раз настаивает на некоем сценарии транзита власти в Беларуси. Судя по всему, в этом русле лежали договоренности между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным в Сочи в сентябре 2020 года, за которые Беларуси был обещан кредит в 1,5 млрд долларов. Неспроста теперь о белорусском транзите напоминают то министр иностранных дел России Сергей Лавров, то патриарх Кирилл, то сам Путин.

Какой-то конкретный план транзита власти в Минске вряд ли существует, но на всякий случай делаются разные заготовки. При президиуме Совета Республики создан непонятный Совет старейшин (пока фактически без полномочий и на общественных началах). Муссировалась идея придать ВНС конституционный статус. У аналитиков возникли версии, что на основе ВНС могут сформировать некий постоянно действующий президиум с председателем (по аналогии с советским политбюро). Фактически это была бы для Лукашенко возможность уйти, не уходя: переместиться в кресло главы ВНС с конституционными полномочиями — то есть получить власть даже большую, чем сейчас у президента. Однако Лукашенко такой сценарий публично опроверг.

Причин тут несколько. В архитектуру этой модели заложен неизбежный конфликт между Лукашенко и любым преемником с его окружением. Это мина замедленного действия под самого себя. К тому же такие сложные схемы транзита более-менее работоспособны при большом авторитете старых лидеров (как в случае Нурсултана Назарбаева в Казахстане). В Беларуси же сейчас первый президент похвастаться широкой поддержкой не может. Да и не любил Лукашенко никогда сложные схемы.

Наконец, зачем усложнять себе жизнь и идти на поводу у Москвы, если все вроде бы и так схвачено? В краткосрочной перспективе нынешняя протестная активность удержанию власти Лукашенко, кажется, не угрожает. А горизонт планирования у правящей верхушки теперь очень короткий.

 

Куриный суп вместо золотых яиц

Взять у Москвы деньги и затянуть до бесконечности выполнение обещаний — вполне типичное для Лукашенко поведение. Вот только обычно это требовало геополитического маневрирования, потепления отношений с Западом в противовес Кремлю.

На этот же раз никакого улучшения отношений с Европой и США не предвидится, ситуация зашла слишком далеко. Пакеты санкций идут один за другим. Руководители стран ЕС встречаются со Светланой Тихановской, а Вашингтон признает полномочия и легитимность Координационного совета.

В этих условиях Россия остается единственным источником ресурсов для Лукашенко, и он вынужден соглашаться на ее условия.

Контракт на газ заключен по чуть более высокой цене, чем год назад, — 128,5 доллара за тысячу кубометров. Хотя ранее Беларусь настаивала на скидке и называла прежнюю цену (127 долларов) несправедливой. Не вспоминают больше и о компенсации за поставки грязной нефти в 2019 году — возможно, Беларусь будет единственной страной из пострадавших тогда от России, которая так и не дождется денег.

Тем временем по итогам 2020-го зафиксирована рекордная за последние годы инфляция — 7,4%, непонятно чем платить по внешним долгам. Да, что-то удастся дополнительно выжать из населения и бизнеса за счет растущих сборов. Замахнулись даже на святое: ставка подоходного налога для резидентов Парка высоких технологий (ПВТ) и Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» выросла с 9% до 13%. Но это рискованное занятие можно сравнить с приготовлением супа из курицы, которая несет золотые яйца. Сегодня айтишники заплатят чуть побольше, а завтра релоцируются и государство не получит вообще ничего.

И дело здесь даже не в том, насколько именно вырос налог. В конце концов, ИТ-компании не бедные, голод никому не грозит. Но факт то, что специальный правовой режим ПВТ, который обещали не изменять до 2049 года, продержался только около двух лет.

В итоге драйверов внутреннего роста не просматривается, о западных кредитах не приходится и мечтать. Условия экономических отношений с Россией уже ухудшаются, и откладывание транзита власти лишь затянет период застоя и стагнации. Все больше оснований предполагать, что путь к переменам в Беларуси лежит через экономическую яму.

 

 

 


Вадим Можейко, аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS)