Беларуси светят новые большие проблемы с госдолгом

Уровень долговой нагрузки на экономику вырос, финансовая зависимость Беларуси от России увеличивается.

В будущем платежи Беларуси по госдолгу будут увеличиваться, и риски долговой устойчивости также возрастают. К такому выводу пришел Евразийский банк развития, который сигнализирует об ослаблении долговой позиции Беларуси.

 

Белорусские итоги 2020 года глазами кредитора

Три месяца назад Евразийский банк развития (управляющий Евразийским фондом стабилизации и развития — ЕФСР) перечислил Беларуси очередной кредит на 500 млн долларов, а недавно опубликовал кредитное заключение, в котором раскрыл условия выделения нового займа.

Выяснилось, что этот кредит был предоставлен Беларуси исключительно благодаря решению России.

Дело в том, что, как говорится в кредитном заключении, лимит доступа Беларуси к средствам ЕФСР «полностью исчерпан» — Минск ранее уже дважды привлекал ресурсы фонда и по старым долгам пока не рассчитался. Предоставление Беларуси кредита на 500 млн долларов в октябре, отмечают авторы заключения, потребовало перераспределения данной суммы из лимита России в пользу Беларуси.

Естественно, без решения Кремля сделать это было невозможно.

Но интересно даже не это, а то, как ЕАБР, который де-факто остался единственным зарубежным крупным банком-кредитором Беларуси, оценивает способность нашей страны платить по долгам.

Авторы кредитного заключения обращают внимание, что политическая напряженность и ослабление национальной валюты спровоцировали в прошлом году отток денежных средств с банковских вкладов и уход предприятий и населения в иностранную валюту, что привело к значительному снижению золотовалютных резервов.

Сложившаяся ситуация, считают эксперты евразийского банка, «заметно ослабила долговую позицию» Беларуси и привела к увеличению долга страны в расширенном определении.

Согласно оценке ЕАБР, если в 2019 году уровень государственного долга Беларуси к ВВП составлял 41,5% ВВП (с учетом госгарантий и обязательств местных бюджетов), то в 2021-м будет составлять более 50% ВВП.

«В 2021 году, на фоне прогнозируемой слабой экономической активности, уровень долга к ВВП останется около 54%. Вместе с ростом долговой нагрузки экономика Беларуси будет испытывать давление со стороны увеличивающихся расходов на обслуживание долга. Согласно текущему графику платежей, пик выплат придется на 2023 год, когда Беларусь на амортизацию и процентное обслуживание потратит почти 4 млрд долларов», — отмечают эксперты Евразийского банка развития.

 

Долговые риски Беларуси будут возрастать

Кстати, во время декабрьской онлайн-конференции, проходившей в рамках Евразийского конгресса, советник исполнительного директора ЕФСР Сергей Улатов также обращал внимание на грядущие вызовы для Беларуси.

«Мы прежде всего смотрим на риски бюджета, разрывы в платежном балансе, которые могут создать системные риски для финансовой стабильности. В 2020 году у Беларуси были и запасы резервов, и запасы в бюджете для покрытия разрывов финансирования», — отмечал Улатов, отвечая на вопросы БелаПАН.

Что касается ближайшей перспективы, добавил он, то «риски долговой устойчивости Беларуси будут возрастать». «Будут увеличиваться платежи Беларуси по евробондам, также доступ к долговому рынку для Беларуси не самый лучший, поэтому мы будем обращать на это внимание», — подчеркнул Улатов.

Белорусские экономисты также констатируют, что доступ Беларуси к международному рынку капитала оставляет желать лучшего, и впереди вероятны новые проблемы с госдолгом.

«Вероятность долгового кризиса в Беларуси сейчас значимо отличается от нуля. Реализация этого риска зависит от будущей реакции Запада на ситуацию в Беларуси», — подчеркнул в комментарии для БелаПАН директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

По его мнению, внешние санкционные шоки могут спровоцировать проблемы на валютном рынке Беларуси, для предприятий, и если такие проблемы будут появляться, то дополнительная нагрузка по финансированию внутренних проблем может лечь на банки, бюджет, резервы.

«Поскольку ежегодные выплаты, связанные с обслуживанием и погашением долга велики, то в случае возникновения новых внешних шоков может встать вопрос о реструктуризации выплат по госдлолгу, а это и есть долговой кризис», — отмечает Чубрик.

Эксперты констатируют, что де-факто единственным кредитором, который в случае возникновения санкционных шоков может спасти Беларусь от долгового кризиса, является Россия (кстати, министр финансов РФ председательствует в Совете ЕФСР).

«Если в Беларуси ситуация законсервируется, то единственным кредитором будет оставаться Россия, и всегда будет возникать вопрос, в каком объеме и на каких условиях она готова нас поддержать. Вполне возможно, что если наши потребности во внешнем финансировании вырастут, Москва может увязать выделение кредитов Беларуси с приватизацией белорусского “фамильного серебра” в пользу России», — предположила в комментарии для БелаПАН научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Мария Акулова.

По ее мнению, вероятность привлечения Беларусью валюты на Западе — в виде кредитов или инвестиций — сейчас крайне мала.

«А если реализуется недавнее официальное заявление о том, что мы станем вводить ответные санкций и будем Западу показывать зубы”, то страна и вовсе может столкнуться с оттоком иностранного капитала», — резюмировала эксперт.