Омоновец отсудил за «нравственные страдания» у «Нашай Нівы» 1500 рублей

Суд Московского района Минска 29 декабря удовлетворил иск сотрудника ОМОН Мингорисполкома Андрея Бекиша о защите чести, достоинства и деловой репутации к ЧУП «Ннбай» — издателю «Нашай Нівы». Суд признал публикацию, посвященную Бекишу, недействительной и порочащей его честь и достоинство и постановил — публикацию опровергнуть, в пользу Бекиша взыскать с издания 1500 рублей.

Бекиш просил три тысячи рублей, которые обязался перечислить столичном Дому ребенка № 1.

Андрей Бекиш. Фото nn.by

 

Жесткое задержание

Слушание по гражданскому иску Бекиша началось в суде Московского района 25 ноября. Судебный процесс вела Инна Яловая.

Иск касается публикации «Хлопец, што вучыўся разам з амапаўцам і падобны да яго: «З-за яго цяпер адграбаю», которая вышла 17 июля 2020 года. Андрей Бекиш считает, что распространенная в материале информация о нем унижает его честь, достоинство и деловую репутацию.

В иске Бекиш отмечал, что мнения говоривших о нем людей в публикации «намеренно искажены с целью создания негативного отношения» к нему, приведены несоответствующие действительности факты, в частности, о том, что он избивал людей на акциях.

В связи с этим Бекиш требовал признать недействительной публикацию в интернет-издании и опровергнуть сведения, приведенные в ней.

Главный редактор «Нашай Нівы» Егор Мартинович иск не признал.

История произошла еще до выборов. Как отмечала «Наша Ніва», в то время жестокие избиения на улицах были еще редким явлением, поэтому многие обратили внимание на парня в штатском, который был причастен к жестокому задержанию человека. Позже выяснилось, что это сотрудник ОМОН Андрей Бекиш 1997 года рождения. Его имя назвал блогер Нехта. Он также опубликовал предположительный адрес места жительства Бекиша.

Журналист «Нашай Нівы» Наталья Тур поговорила с одноклассниками Бекиша, который учился в одной из школ Молодечно. Автор текста признана судом соответчицей.

Во времена, когда Бекиш учился в школе, Наталья Тур работала там педагогом-организатором, она была знакома с его одноклассниками. При подготовке материала она написала некоторым их них в соцсетях и спросила, видели ли они видео, на котором запечатлено, как Бекиш бьет человека. По ее словам, они ответили утвердительно и поделились воспоминаниями о школьных годах.

Бывшие одноклассники высказали разные мнения о Бекише — кто-то говорит, что он мечтал работать в ОМОНе с юности, кто-то о том, что он «был нормальным парнем, безобидным», старался избегать любых конфликтных ситуаций.

 

Бил или не бил?

Согласно еще одному мнению, Бекиш «вообще тихий был, но, бывало, у него случались какие-то заскоки»: «Помню, как на уроке физкультуры я собирала мячики после занятия, а он подошел ко мне и просто ударил под дых. У меня аж в глазах потемнело».

Это воспоминания одноклассницы Бекиша Анастасии Лисовской. В суде 29 декабря она подтвердила приведенные в тексте свои слова. В частности, пояснила, что в ее понимание означает характеристика Бекиша — «странный». Это значит, что он «мог кого-то зацепить, дернуть за косичку».

Лисовская в суде подтвердила, что когда они учились в седьмом или восьмом классе, Бекиш ударил ее кулаком в солнечное сплетение по причине, о которой Лисовская не знает.

Однако Лисовская настаивала, что сама не рассказывала журналисту о случившемся, это сделала ее одноклассница Анна Яцкевич. Яцкевич в суд не явилась по уважительной причине. По словам судьи, она подтвердила в телефонном разговоре, что смысл ее слов в тексте передан верно.

Еще один свидетель Андрей Юревич, слова которого в тексте вынесены в заголовок, тоже подтвердил сказанное журналисту. Он рассказал, что соответствует действительности приведенный «Нашай Нівай» с его слов факт, что после появления видео в сети некоторые люди приняли его за Бекиша и адресовали ему нелицеприятные выражения.

Юревич также отметил, что может понять, «когда силовики в форме кого-то задерживают, но не понимает, когда на улицы выходят люди без обозначений, без формы и применяют силу против граждан».

Судья снова задала вопрос Бекишу о сути иска. Бекиш настаивал, что слова его одноклассников в тексте были искажены. Например, он признал, что ударил девочку. Однако, по его словам, не в седьмом или восьмом классе, а в пятом. К тому же, он извинился, конфликт улажен. Более того, Лисовская некоторое время была его девушкой.

Примечательно, что на предварительном заседании 25 ноября Бекиш говорил, что связался с одноклассниками, дававшими интервью, и они сказали ему, что не говорили того, что написано в статье. В частности, он настаивал, что не мог подойти к девочке и ее так ударить, чтобы ей стало плохо.

 

«Видео не объективно»

Адвокат Мартиновича Сергей Зикрацкий ходатайствовал о приобщении к материалам дела видеозаписей, на которых запечатлено участие Бекиша в описанных в статье событиях. Суд приобщил материалы к делу, несмотря на возражение Бекиша. Участники процесса посмотрели запись на ноутбуке, стоя плечом к плечу.

После этого Бекиш сказал, что, по его мнению, видео демонстрирует, что сила была применена согласно закону «О милиции» с наименьшим вредом для задержанного, который сопротивлялся. И вообще он недоумевает, как можно составить впечатление только на основании видео: «Где начало? Из-за чего конфликт? Видео не объективно».

Зикрацкий спросил у Бекиша, настаивает ли он, что нанес два удара человеку. Бекиш это подтвердил. Однако на видео видно, что Бекиш бьет задержанного три раза кулаком, один раз ногой и еще раз кулаком перед тем, как человека посадили в машину (всего пять, а не два раза). «Таким образом, он действительно избивал», — сказал Зикрацкий.

 

Негативный образ

Бекиш в прениях в суде 29 декабря сказал, что статья создала на его примере негативный образ сотрудника ОМОНа.

Адвокат Зикрацкий подчеркнул, что сведения, которые требует опровергнуть Бекиш в своем иске, не могут быть опровергнуты, так как не могут быть проверены на соответствие действительности. Причина — они являются мнениями, а мнения не опровергают, на них граждане имеют право.

Иск в части возмещения морального вреда также не может быть удовлетворен, считает Зикрацкий. Адвокат отметил, что если Бекиш и получал какие-то угрозы, как он говорил (документально в суде не подтверждено), это не связано с публикацией в «Нашай Ніве». Его личные данные были раскрыты телеграм-каналом, но не интернет-изданием.

Адвокат Натальи Тур Мария Онопольская поддержала доводы Зикрацкого.

Она также задалась вопросом: может ли любой сотрудник ОМОНа выйти в город и избить человека по своему желанию? Она напомнила суду, что защита просила истребовать в ГУВД Мингорисполкома информацию, где и с какой целью находился Бекиш в день, когда было сделано видео. Адвокат считала необходимым удостовериться, что Бекиш действительно выполнял служебное задание, а не бил людей по личной инициативе. Суд отказал в ходатайстве, сам Бекиш доказательств на этот счет не предоставил.

Главный редактор «Нашай Нівы» Егора Мартиновича изначально определил позицию редакции так: «Цитаты, приведенные в иске, соответствуют действительности или являются выражением мнения и на этом основании не могут быть опровергнуты».

Однако суд все же занял сторону истца, оценив «нравственные переживания» Бекиша, «связанные с унижением его как личности», в полторы тысячи рублей.

Решение суда не вступило в законную силу. Как сообщил Егор Мартинович корреспонденту Naviny.by, редакция будет обсуждать вопрос о целесообразности обжалования решения.