План Путина — Патрушева. Лукашенко теряет потенциал для сопротивления Кремлю

Если такой план действительно существует, то на сегодня это, пожалуй, единственный сценарий, содержащий хоть какую-то конкретику.

После президентских выборов 9 августа отношения Минска с Москвой, так же как и с Западом, резко изменились. Причем если в случае с Западом позитив преобразовался в негатив, то в отношениях с Россией все произошло ровно наоборот. Впрочем, это только внешнее впечатление. На самом деле угроза белорусскому суверенитету с востока возросла.

Владимир Путин и Николай Патрушев. Фото: kremlin.ru.

 

Разворот на 180 градусов

Между тем в начале уходящего года из-за того, что Россия настойчиво пыталась форсировать интеграцию, отношения с ней уже и так находились в едва ли не худшем состоянии за всю их почти тридцатилетнюю историю. Тем не менее, их обострение продолжилось.

Этому способствовали и отказ Москвы снизить цену на газ, и разногласия по поставкам нефти, в результате чего Беларуси пришлось закупать ее у других производителей, в том числе у Соединенных Штатов, и радикально разные подходы к противодействию пандемии коронавируса.

Но, как представляется, главной причиной стала попытка Кремля сыграть против бессменного белорусского правителя в президентской кампании. Есть ряд оснований полагать, что Виктор Бабарико, Валерий Цепкало и, возможно, кто-то еще из участников этой кампании в той или иной степени пользовались российской поддержкой.

В среде российских экспертов звучали предостережения, что в Беларуси может повториться украинский сценарий, поэтому, мол, Москве нужно быть наготове и формировать пул пророссийских политиков, которые в случае обострения ситуации смогут взять на себя управление страной.

Появление в Беларуси «боевиков Вагнера», судя по всему, было воспринято властями как прямое подтверждение готовящегося вмешательства.

В последние месяцы перед выборами постоянно звучали заявления Лукашенко, что Беларусь рискует утратить независимость (с намеком, что кроме него никто защитить ее не сможет). При этом власти кивали на руку Москвы.

Однако события, начавшиеся в стране 9 августа, вынудили белорусское руководство радикально сменить курс. Запад не признал официально объявленные результаты выборов и осудил массовые репрессии, так что у официального Минска не осталось выбора, кроме как апеллировать к Кремлю.

Тот в результате оказал полную политическую поддержку. Кроме того, из числа российских силовиков был сформирован резерв на случай, если Лукашенко понадобится помощь в борьбе с протестующими. А на сентябрьской встрече в Сочи российский лидер пообещал коллеге предоставить кредит на полтора миллиарда долларов.

 

Лукашенко решил саботировать «план Путина — Патрушева»?

Правда, есть версия, что Кремль содействовал не совсем безусловно и выработал свой план урегулирования белорусского кризиса, который, как утверждает ряд источников, в конце августа привозил в Минск секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев (потому аналитики употребляют определение «план Путина — Патрушева).

По сведениям директора Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсения Сивицкого, речь в этом плане идет об освобождении и/или возвращении в страну кандидатов в президенты и людей из их штабов для обсуждения конституционной реформы в рамках общенационального диалога.

Она должна включать в себя переход к парламентско-президентской форме правления и проведение новых парламентских и президентских выборов, причем без участия Лукашенко. Кремль якобы готов дать ему гарантии безопасности, а Беларуси предоставить на переходный период экономическую поддержку, чтобы стабилизировать ситуацию.

Если такой план действительно существует, то на сегодня это, пожалуй, единственный сценарий, содержащий хоть какую-то конкретику.

Впрочем, никаких признаков готовности белорусского режима к его реализации пока не наблюдается. Напротив, в последнее время на самом высоком уровне ведется все больше разговоров о таких преобразованиях, которые явно нацелены на фактическое сохранение статус-кво, а в отношении членов Координационного совета генпрокуратура возбудила новые уголовные дела.

Более того, в высказываниях официальных лиц вновь начали проскальзывать намеки на руку Москвы. Так, председатель КГБ Иван Тертель на недавней встрече с работниками «Гродно Азота» сообщил: «Кукловодов российских вы увидите, товарищ Бабарико пойдет в суд, всё это будет гласно и открыто».

 

Кремлю некуда спешить

Наконец, нет ясности, что Кремль хочет получить в итоге. Отношения России с Западом настолько испорчены, что рассчитывать на снятие с нее санкций за участие в решении «белорусской проблемы» довольно наивно.

При этом можно предположить, что Москва будет пытаться выжать из белорусского кризиса максимум дивидендов, вплоть до осуществления «добровольной» инкорпорации.

По утверждению Сивицкого, отказ Лукашенко от выполнения «плана Путина — Патрушева» может привести к эскалации напряженности в отношениях между Минском и Москвой уже в ближайшие недели.

Однако кроме, возможно, неких персональных интересов, причин спешить у Кремля не видно. Напротив, то, что Запад усиливает давление на белорусские власти, играет на руку российскому руководству, так как ставит Минск в еще большую зависимость от Москвы, сокращает его и без того небольшие возможности ей эффективно сопротивляться.

Кстати, нашумевшие визиты ряда высокопоставленных российских чиновников (Сергей Нарышкин, Сергей Лавров) в белорусскую столицу могут быть без всякой конспирологии интерпретированы как обычное инспектирование положения дел на «подмандатной территории».

Стоит, однако, отметить, что в сегодняшней ситуации ответ на вопрос, удастся ли Москве добиться своих целей, будет зависеть, возможно, не только от действий белорусских верхов, но и от настроений в обществе.

Читайте дальше: