Зачем Лукашенко лепит из НАТО образ внешнего врага

Поскольку Лукашенко нечего предложить даже своему электорату кроме себя как спасителя Беларуси, то муссирование образа врага продолжится.

Отсутствие контроля над политической ситуацией и четкой программы развития Беларуси Александр Лукашенко компенсирует для своей аудитории риторикой о внешнем враге — странах НАТО. При этом Лукашенко позиционирует себя как единственного защитника независимости и территориальной целостности Беларуси.

Фото president.gov.by

Перемещение сил НАТО в нашем регионе и заявления некоторых польских публичных лиц о притязаниях на земли Беларуси дают Лукашенко повод в целях пропаганды делать громкие заявления о военной угрозе Беларуси. Но реальность угрозы раздувается.

 

Действительно ли Польша планирует оттяпать часть Беларуси?

На встрече с коллективом 6-й клинической больницы Минска 27 ноября Лукашенко пересказал сводки КГБ о переговорах иностранных политиков относительно Беларуси. По словам Лукашенко, он обнародовал разведсведения, чтобы люди понимали его настроения и действия.

Лукашенко привел слова польского премьер-министра Матеуша Моравецкого: «Западные территории Беларуси исторически принадлежат Польше. В Беларуси живет много поляков… Польша отвечает за их безопасность... Победа революции в Беларуси — также национальный интерес Польши». Из этого изложения непонятно, кому, когда и при каких обстоятельствах Моравецки сказал это, отмечено лишь, что «в середине августа».

Сложно судить, достоверны ли зачитанные Лукашенко слова Моравецкого, тот их не комментировал. В процитированных сводках КГБ также были данные о разговоре главы МИД Украины Дмитрия Кулебы на тему введения Евросоюзом санкций против Беларуси, но эти сведения Кулеба опроверг.

Моравецки на встрече с представителями польских парламентских партий 26 августа заявил, что «свободная Беларусь является частью национальных интересов Польши». Также в польских соцсетях ряд публицистов и других заметных фигур, например журналист и историк Томаш Зоммер, в той или иной форме обсуждали, по их мнению, право Польши на западные белорусские земли. Видимо, подобные дискуссии Лукашенко имел в виду, заявляя на митинге 22 августа в Гродно, что в Польше хватает сегодня тех, кто «хотел бы оттяпать хотя бы клочок этой земли».

Несмотря на высокий пост Моравецкого, по конституции Польши вопросы о состоянии войны решает Сейм или президент страны, который является верховным главнокомандующим. Но данных о подготовке к войне со стороны Сейма или президента Польши КГБ или военная разведка Беларуси не представили. Глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерски заявил, что Польша не планирует притязать на белорусские территории.

По словам Лукашенко, Моравецки сообщал, опять же неясно кому, что «НАТО должно (выделено мною. — Е.Л.) учредить специальные силы безопасности в составе армии стран Балтии и Польши. Эти силы могут быть задействованы, если белорусское государство продолжит применять силу».

Но всего через неделю на сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ Лукашенко заявил, что в НАТО создается военная группировка для захвата западных белорусских земель. Представитель Североатлантического альянса отверг эти обвинения. В любом случае создание отдельной группировки НАТО — дело небыстрое и, по идее, не должно быть причиной внезапной переброски белорусских войск.

Тем не менее, 15 августа, ссылаясь на «эскалацию и наращивание вооруженного компонента» на территориях соседних государств, Лукашенко распорядился перебросить воздушно-десантную бригаду из Витебска в Гродно. На то время «исторические притязания Польши» не упоминались.

Согласно договору между Беларусью и Польшей о добрососедстве, если одна из сторон признает, что сложившаяся ситуация или конфликт угрожает международному миру, то стороны безотлагательно проведут консультации в соответствии с документами ОБСЕ об урегулировании конфликта.

Лукашенко преподносил сложившуюся в отношениях с Польшей ситуацию как гибридную войну или даже подготовку к войне реальной со стороны НАТО, но такого рода консультаций не проводилось. Не был поднят вопрос и в ООН. Это говорит, пожалуй, о том, что «угроза» была не столь велика, как ее преподносит Лукашенко.

 

О чем умолчал генерал Косыгин

6 декабря начальник Главного разведывательного управления (ГРУ) Вооруженных сил Беларуси Руслан Косыгин заявил, что «с учетом высказываний отдельных политиков об исторической принадлежности западных регионов нашей страны к Польше уже развернутые группировки войск сил из состава ОВС (Объединенных вооруженных сил. — Ред.) НАТО, которые сегодня располагаются в том числе в Польше, Литве, могут быть задействованы, конечно же, в настоящее время». Из слов Косыгина следует, что специальная группировка для захвата части Беларуси не создается.

Поскольку он рассказывал лишь о мероприятиях НАТО без рассмотрения военных сил России и Беларуси в регионе, выступление получилось односторонним и выглядело пропагандистским. Косыгин даже применил типовое клише: «…Эти приготовления (перемещения сил НАТО. — Е.Л.) — они для чего и для кого? Против кого они направлены? К сожалению, вразумительных ответов на данные вопросы до сих пор нет».

А ведь ответ был дан генеральным секретарем НАТО еще в 2018 году: «Мы увеличили свое присутствие в восточной части НАТО в ответ на более сложную и требовательную среду безопасности, вызванную поведением России, незаконной аннексией Крыма и дестабилизацией Восточной Украины, а также значительным наращиванием военной силы со стороны России».

Полагаю, Косыгин это прекрасно знает.

По его словам, в польской Познани завершается формирование управления пятого армейского корпуса США. Речь идет о новом соглашении между Варшавой и Вашингтоном о расширенном оборонном сотрудничестве, которое 9 ноября ратифицировано президентом Польши.

Предполагается создать на территории Польши инфраструктуру для быстрого размещения при необходимости 20 000 военнослужащих США на 11 объектах, которые уже существуют, планируется их расширение и адаптация.

Практически все военные объекты находятся на западе Польши, выделяется лишь база ВВС в Демблине (см. карту). Эта база находится в пределах досягаемости белорусских реактивных систем залпового огня «Полонез» и ПВО.

Ратифицирует ли избранный президент США это соглашение — большой вопрос. Военные отношения этой страны с Польшей хорошо укладывались в политику прежнего президента Дональда Трампа, нацеленную на разрушение взаимодействия с ЕС и переход на двусторонние отношения. Не исключено, что при Джо Байдене будут иные подходы к взаимодействию с ЕС, и тогда принципы военного присутствия США в Европе могут существенно измениться.

Упоминаемую Косыгиным инициативу Штатов «четыре по 30» предполагалось реализовать к концу текущего года, но этого не произошло. У России перед НАТО всегда преимущество в скорости принятия решений и оперативности переброски сил, в том числе и во взаимодействии с Беларусью.

Ключевой вопрос НАТО на восточном фланге — обеспечение безопасности балтийских стран-членов. Этим обусловлено создание групп быстрого реагирования НАТО, проведение мероприятий, направленных на предотвращение захвата уязвимого Сувалкского коридора на границе Польши с Литвой, развитие инфраструктуры, создание «стратегической дилеммы» и так далее.

По всем этим пунктам Россия более подготовлена даже самостоятельно, не говоря о дополнительных силах Беларуси, если они потребуются.

Военная инфраструктура Союзного государства давно развивалась (см. диаграмму: это суммы без учета национальных оборонных расходов). С 2017 года добавились мероприятия по техническому прикрытию железных дорог в целях устойчивой оперативной переброски российских войск на территорию Беларуси.


Расходы по программам Союзного государства, млн российских рублей

Совершенствование объектов военной инфраструктуры, планируемых к совместному использованию в интересах обеспечения региональной группировки войск (сил) Беларуси и России» (красный цвет). Развитие и совершенствование единой системы технического прикрытия железных дорог региона (синий цвет).


Нападение НАТО на Беларусь означало бы войну с Россией (не только по причине формального союза, но и поскольку территория Беларуси — важный для России плацдарм). Учитывая это и сравнивая военные потенциалы НАТО на восточном фланге и России, начинать масштабную войну в Европе ради Гродно в здравом уме никто не станет.

 

Нечего предложить электорату кроме образа спасителя Беларуси

Обнародование сводок КГБ и выступление начальника ГРУ во многом предназначены для создания образа врага в целях оправдания репрессий и снижения числа протестующих.

Многие СМИ, включая российские, отмечали, что протесты в Беларуси не имеют геополитической направленности, хотя отношение к России ухудшилось вследствие признания Путиным легитимности Лукашенко. Систематические вбросы в белорусское инфополе по теме НАТО как врага Беларуси идут на пользу России.

Пересказывая сводки КГБ, Лукашенко огласил тезис: «Запад заинтересован в кризисе в Беларуси, который бы подорвал позиции России». Такие выступления — это еще и фактор демонстрации лояльности России в расчете на финансовую и другую поддержку. Подобное он говорил и в августе.

Поскольку Лукашенко нечего предложить даже своему электорату кроме себя как спасителя Беларуси, то муссирование образа врага продолжится. Степень интенсивности будет зависеть от внутриполитической ситуации, а также договоренностей с Россией о ценах на энергоносители и финансовой поддержке.