Как «дорогой Леонид Ильич». Лукашенко, похоже, хочет править без выборов

Белорусский вождь пытается изобрести политический перпетуум-мобиле в условиях, когда народная любовь увяла навсегда…

Александр Лукашенко по-прежнему пытается выглядеть народным президентом, доступным для обратной связи, живого контакта. «Есть у вас претензии к власти — я к вам приехал, высказывайте претензии. Вы — мои избиратели, высказывайте претензии», — заявил он, посещая 15 декабря областную клиническую больницу в Могилеве. Это прозвучало в контексте разговора о протестных настроениях среди медиков.

Но фишка в том, что избиратели прежде всего хотят избирать власть, а институт выборов в Беларуси практически уничтожен. Более того, сейчас власти носятся с идеей узаконить в Конституции статус Всебелорусского народного собрания (ВНС). Как предполагает ряд аналитиков, замысел в том, чтобы Лукашенко получил возможность править сколько угодно даже без формальных всенародных выборов.

 

Оппозиция как абсолютное зло

Понятно, что далеко не каждый осмелится критиковать Лукашенко на таких вот встречах в коллективах: потом греха не оберешься. Но в принципе требования протестующих известны: прекратить репрессии, наказать виновных в зверствах, выпустить политзаключенных, организовать новые, честные выборы. Однако об этом верхи и слушать не хотят.

И если представить себе, что какой-нибудь могилевский доктор на встрече заикнулся бы о политузниках, то 100%, что все услышали бы очередную лекцию о марионетках западных кукловодов и банальных уголовниках. А если бы заикнулся об избиениях и пытках, то узнал бы, что хитрые «протестуны» рисуют себе побои акварелькой для хайпа в соцсетях.

Главное же требование протестующей массы выражено лозунгом «Уходи!» А вот на это человек, правящий Беларусью 27-й год, судя по всему, категорически не согласен.

Конечно, это свое нежелание он обставляет благородно. В Могилеве заявил, что не стремится удержать власть любой ценой, однако и сдавать страну, сложив руки, также не собирается. Пояснил: «Дело не во мне. Я часто говорю: я свое отработал. Мне жалко, что будет после этого» («…если к власти придут те, кто сейчас в оппозиции к действующему руководству», — так пояснила в скобках мысль шефа пресс-служба Лукашенко).

То есть приход оппозиции к власти, что является обыденностью для демократических стран, здесь рисуется как вселенская катастрофа, победа абсолютного зла. Наверное, белорусская оппозиция какая-то особенная: с рогами, копытами и хвостами.

Вот, например, рабочая группа, созданная по инициативе штаба Светланы Тихановской, 14 декабря в Минске представила предварительный вариант проекта нового Избирательного кодекса. Так в этом документе предлагается среди прочего при подсчете голосов избирателей демонстрировать каждый бюллетень.

Во до чего додумались. Действительно страшные люди, ничего святого. Это ж и впрямь рухнет вся система «элегантных» (выражение Лукашенко) побед.

 

Никаких выборов уже не выиграть

Большое начальство хоть и пытается изобразить протестующих кучкой отщепенцев, но, видимо, отдает себе отчет в том, что народная любовь к вождю увяла и уже не зацветет снова. Показателен сам разгром независимой социологии: в это зеркало верхам смотреться жутковато. Сторонников Лукашенко, конечно, больше 3% (как гласят граффити противников режима), но слишком мало, чтобы выиграть хоть какую электоральную кампанию.

«Разные источники позволяют предполагать, что поддержку существующего режима сегодня очень грубо можно оценить в коридоре 15-30%», — отмечает социолог Оксана Шелест.

Да, с такой хилой базой без фокусов с Конституцией не обойтись. В этом направлении и работает сейчас гений придворных мудрецов.

Конечно, выборы или референдум можно снова провести по беспределу, как президентскую кампанию нынешнего года. Но еще одного такого испытания система, пожалуй, не выдержит: слишком сильно «сопротивление материала», велика опасность, что поднимется вторая волна революции.

 

По стопам генсека

Правитель в очередной раз повторил в Могилеве ритуальную фразу, адресованную электорату: «Обещаю вам: всё будете решать вы». При этом Лукашенко, как отмечает его пресс-служба, подчеркнул, что «это заявление относится также и к поправкам в Конституцию, которые сейчас готовятся именно с учетом предложений и интересов белорусских граждан».

Тем временем замглавы Администрации президента Андрей Кунцевич сообщил, что «на сегодняшний день саккумулировано более 10 тысяч предложений» к ВНС.

Государственные идеологи стараются поразить воображение цифрами. Но это напоминает показуху 1977 года, когда принималась новая Конституция СССР. Тогда было доложено, что в обсуждении проекта приняло участие свыше 140 млн человек (более 80% взрослого населения страны), документ рассмотрели и одобрили на полутора миллионах собраний трудовых коллективов, воинских частей и граждан по месту жительства, было получено около 400 тысяч предложений.

Но в итоге все равно была принята конституция недемократичного режима со знаменитой статьей 6 о руководящей роли КПСС. А де-факто страной правил дряхлевший генсек Леонид Брежнев, над чьей скверной дикцией и страстью к побрякушкам на груди посмеивалась вся страна.

Однако смех смехом, а власти «дорогого Леонида Ильича» (так его было принято называть в публичных речах), ставшего при жизни персонажем множества анекдотов и, как теперь сказали бы, мемов, ничего не угрожало. С тех пор как Сталин репрессировал большинство делегатов мятежного XVII съезда ВКП(б) 1934 года («съезда расстрелянных»), какой-то бунт против верхов на партийном форуме был немыслим. Он послушно избирал ЦК, а тот в свою очередь — политбюро и генсека. То есть никаким народным волеизъявлением и не пахло, все решал узкий круг сугубо лояльных лиц.

И вот теперь Лукашенко, похоже, хочет перенять этот советский опыт. Только вместо съезда КПСС будет ВНС, а в роли непотопляемого генсека окажется первый президент Беларуси, безвозвратно растерявший свою популярность.

При этом не исключено, что он попытается сохранить за собой и кресло президента, а пост главы президиума ВНС будет запасным аэродромом.

 

Сыграют ли оппоненты режима на его поле?

8 декабря в Столбцах Лукашенко сообщил, что VI ВНС пройдет в конце января — начале февраля. Скорее всего, на этот счет будет издан президентский указ. И, надо полагать, вскоре после новогодних праздников начнутся собрания по выдвижению делегатов ВНС.

Если ориентироваться на последний аналогичный указ 2016 года, то процедура такова: участники ВНС избираются на районных (городских) собраниях уполномоченных; уполномоченные же избираются трудовыми (воинскими) коллективами, гражданами по месту жительства, общественными объединениями «в соответствии с нормами представительства, установленными районными (городскими) организационными комитетами».

Короче, всем де-факто заправляет местная вертикаль, и довольно мутная процедура до сих пор позволяла чиновникам формировать лояльный контингент. В 2006 году на ВНС пытался попасть тогдашний оппозиционный кандидат в президенты Александр Козулин, в 2010-м — тоже оппозиционный кандидат Владимир Некляев. Оба — безуспешно.

Но тогда поддержка у противников режима была поменьше. Сейчас на многих предприятиях, в организациях настроения не в пользу властей. Да, там боятся бастовать, но в этом случае всё чин чинарем: мы, мол, тоже хотим участвовать в выдвижении делегатов ВНС. Даешь открытость и гласность при проведении собраний в трудовых коллективах! Да, и ведь общественные организации, граждане по месту жительства тоже, по идее, имеют право выдвигать уполномоченных.

В общем, если они мобилизуются и попытаются сыграть на поле властей, то формирование состава ВНС на этот раз может оказаться для вертикали хлопотным дельцем.

Далее, само проведение ВНС может стать триггером протестной активности. Провести его тайком, как инаугурацию Лукашенко в сентябре, не получится. Придется принимать усиленные меры безопасности, ограждать «лучших представителей народа» от самого вышедшего на протест народа. В итоге VI ВНС будет выглядеть особенно карикатурно.

 

Сферический конь в вакууме

Заметьте: Лукашенко хотя и повторяет, что «всё будете решать вы», но перестал упоминать о референдуме по Конституции, а тем более о досрочных новых выборах президента.

Понятно, что выиграть референдум без зашкаливающей брутальности, непрерывных репрессий Лукашенко не сможет. Поэтому иные аналитики (Андрей Егоров, Андрей Елисеев) стали предполагать, что власти за счет какого-то юридического выверта попытаются принять новую Конституцию без плебисцита.

Если же Лукашенко удастся ее протащить, то далее, по замыслу, заработает система, замкнутая на самое себя. Этакий политический перпетуум-мобиле. Или, если хотите, сферический конь в вакууме.

Смотрите, какая изумительная схема. ВНС, который избирается не пойми как (электорат на процесс не влияет), на деле отдает власть президиуму (или как там эту структуру назовут), а фактически — его председателю, который, опять же, не избираем народом и от его воли не зависит. А изменить Конституцию (даже если взбунтуется народ или парламент) нельзя будет без ВНС.

Всё, круг замкнулся. Сколь угодно долгому парению «дорогого Александра Григорьевича» над всеми ветвями власти, по идее, ничего не грозит.

Другое дело, что на практике реализовать эту модель будет весьма сложно. В условиях массового недовольства правлением Лукашенко созданная им политическая система и так под колоссальным напряжением. Эксперимент может ее разбалансировать, пустить вразнос.

Но и оставлять все как есть уже невозможно. Лукашенко поневоле вынужден идти по минному полю. И первые шаги мы увидим уже вскоре.

 

Фото president.gov.by