Табу для Макея. Почему глава белорусского МИДа выступает в духе пропагандиста БТ

Скоро вся дипломатия Минска, похоже, сведется к тому, чтобы показывать окружающему миру большой кукиш…

Глава белорусской дипломатии Владимир Макей назвал требования Запада агиткой и упрекнул послов стран Евросоюза за менторский тон. Но пожелания, которые представители ЕС, а также Великобритании, Швейцарии и США высказали на встрече с Макеем 9 декабря, как раз-таки конкретны, корректны и сугубо рациональны. Агиткой же выглядит, скорее, выдержанный в советском стиле отлуп белорусского министра западным дипломатам.

Похоже, белорусская сторона предпочла бы вообще утаить суть явно неприятного для нее разговора. «Должен сказать, что фальстарт или преждевременное изложение содержания дискуссии зачастую наносят ущерб возможным позитивным начинаниям или в принципе могут привести даже к обратному эффекту», — заметил Макей (у кого, простите, менторский тон?) при подходе к прессе 10 декабря.

Но это после переговоров Александра Лукашенко с Владимиром Путиным всегда сплошной туман. А тут вам не «братская интеграция», когда обе стороны темнят: европейцы выложили всё как на духу в сообщении представительства ЕС в Беларуси.

Так вот они, оказывается, имели наглость настаивать на чудовищных вещах: чтобы белорусские власти соблюдали Конституцию своей же страны и уважали права человека.

 

Так кто говорит языком агитки?

Конкретно же иностранные дипломаты заострили внимание на четырех пунктах: прекращении насилия и бесчеловечного обращения с мирными протестующими; освобождении всех политических заключенных и несправедливо задержанных; судебном преследовании тех, кто санкционировал и совершал акты насилия; проведении свободных и справедливых выборов под независимым наблюдением.

А вот как это выглядит в трактовке Макея: «Да, действительно, представитель Европейского союза зачитал агитку в виде тех требований, которые изложены в сообщении представительства. Странным образом, на наш взгляд, эти пункты совпадают с элементами программы эмигрировавших радикальных оппонентов действующей власти».

Извините, но какая же это агитка, если там все четко и по сути дела, без ярлыков и эмоций? А вот сам Макей уже в этом пассаже использует пропагандистскую подтасовку в духе белорусского телевидения. Якобы Европа озвучивает требования радикальных политических эмигрантов.

Но, во-первых, это белорусские власти шантажом и угрозой тюрьмы выдавили за границу Светлану Тихановскую, Павла Латушко, Ольгу Ковалькову и других. Во-вторых, те же требования звучали в заявлениях белорусских рабочих, медиков, преподавателей, спортсменов, деятелей культуры. С этими требованиями сотни тысяч белорусов уже четыре месяца выходят на уличные протесты. Господин министр этого не знает, не видит?

 

Не придирайтесь к мелочам, европейские зануды!

Макей говорит, что «санкции никогда не приводили и не приведут к каким-то позитивным изменениям», но не упоминает о причинах введения санкций ЕС: фальсификация выборов, насилие над мирными манифестантами, подавление гражданских прав.

Глава МИД Беларуси предлагает «прекратить обвинения в адрес друг друга и сосредоточиться на поиске тех сфер и областей, в которых возможно сотрудничество, а их масса». И педантично перечисляет, на какие проекты Минск хотел бы получать европейские денежки. Сетует, что по каким-то статьям вроде недоплатили.

То есть практически полное уничтожение института выборов, разрушение правосудия, репрессии режима против собственных граждан в масштабах, невиданных после сталинизма и нацистской оккупации, — это с точки зрения Минска сущий пустячок, на который можно закрыть глаза. Не придирайтесь, мол, к мелочам, европейские зануды, башляйте нам и впредь без лишних вопросов.

 

«Но ты просишь без уважения»

При этом Минск не проявляет ни капли конструктивизма, к которому сам же призывает, когда речь идет, например, о том, чтобы в разрешении белорусского кризиса посредничала ОБСЕ. По словам Макея, «на этом этапе мы не видим никакой добавленной стоимости от этого внешнего посредничества и пока не намерены откликаться на таким образом поставленное предложение наших партнеров». В переводе с дипломатического языка на простой: отцепитесь, мы и сами с усами! Прекрасно разберемся. И разбираются, в основном дубинкой.

Кроме того, на встрече с Макеем представители стран ЕС предлагали к концу года возвратить в Беларусь послов Литвы, Польши и их штат дипломатов. Напомню: белорусский МИД в начале октября потребовал от Вильнюса и Варшавы сократить число дипломатов в стране — «ввиду однозначно деструктивной деятельности со стороны указанных стран».

Теперь вот министр призывает европейских коллег «избегать эмоциональности», но именно тот шаг белорусской стороны выглядел проявлением обиды за критику по итогам выборов. Ага, вы плохие, пошли вон!

Теперь есть шанс отыграть назад. Вновь-таки: вопрос о снятии этого конфликтогена поставлен Европой предельно конкретно. Макей же отвечает витиевато: «…Мы не приветствуем тот факт, что само решение этого вопроса должно происходить под воздействием тех или иных ультиматумов. Мы считаем, что манера нашего общения с нашими европейскими партнерами должна проходить не в формате “учитель — ученик”, а на равноправной, спокойной, взаимоуважительной основе».

Похоже, здесь министр снова сбивается на менторский тон, в котором уличает европейцев. А главное — никакой конкретики в формулировке условий. Ведь всегда, в ответ на любое замечание, можно сказать Европе: да вы же нас поучаете, вы нас недостаточно уважаете!

Помните, как в «Крестном отце»: «А теперь ты приходишь ко мне и говоришь: “Дон Корлеоне, я хочу справедливости”. Но ты просишь без уважения…»

 

Решает не министр, а сами знаете кто

Самое же симптоматичное — что руководитель МИД Беларуси не обмолвился ни словом о прекращении репрессий, наказании мучителей, освобождении политузников, новых выборах.

Правда, глава дипломатии похвалил официальные диалоговые площадки с их пародией на общественный диалог и подчеркнул, что МИД тоже внес какие-то предложения. Мол, постараемся включить их в итоговые материалы Всебелорусского народного собрания.

Само упоминание этого декоративного института вызывает иронию. И потом, ведь ежу понятно, что предложения от Макея — это не плюрализм. Плюрализмом были бы учтенные властью предложения от ныне сидящего в СИЗО КГБ Виктора Бабарико, от главной соперницы Лукашенко — Тихановской, от добивающейся честных выборов улицы.

Искушенный Макей вряд ли в восторге от того, что вынужден вещать в духе одиозных ведущих белорусского ТВ. Еще недавно были комфортные посиделки с иностранцами: да-да, мы доноры стабильности, понемногу учимся демократии, не всё сразу, поддержите нашу независимость, хорошо бы побольше денег, многовекторность — зер гут и все в таком духе.

Но минувшая избирательная кампания, проведенная властями по беспределу, и зверское подавление протестов после нее заставили пойти на принцип даже робкий, склонный к соглашательству Евросоюз. И что сейчас остается Макею, когда по сути отвечать нечего и крыть нечем? Те вопросы, которые поставила Европа, решает ведь не министр, а сами знаете кто. Так что для министра эти темы — табу.

Наверное, самому ему страшно жалко пущенных под откос завоеваний белорусской дипломатии за предыдущие годы, когда титаническими усилиями удалось поставить отношения с Европой и США на рельсы нормализации.

Но Макей — человек системы. А режим сегодня всем жертвует ради собственного выживания. Он семимильными шагами идет путем Сталина и Северной Кореи. Только вот, глядишь, профессиональные дипломаты вождю скоро не особо и нужны станут. Много ли ума надо, чтобы показывать окружающему миру большой кукиш?