«Не забудем». Еще один суд, еще три приговора

Все обвиняемые признаны политзаключенными.

В суде Фрунзенского сегодня огласили еще один приговор за надпись «Не забудем». Все осужденные признаны правозащитниками политическими заключенными.

 

Почему такие разные приговоры за одинаковое количество букв?

Судья суда Фрунзенского района Минска Юлия Крепская 8 декабря вынесла приговор по делу о надписи на стихийном мемориале Александра Тарайковского, застреленного 10 августа во время протестов в столице. Суд признал 42-летнего Дениса Греханова, 25-летних Игоря Самусенко и Владислава Гулиса виновными по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса. Суд приговорил Гулиса к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, а Греханова и Самусенко к полутора годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа («химия»). Греханов и Самусенко были освобождены из-под стражи до вступления приговора в силу. Об этом сообщил лишенный регистрации правозащитный центр «Вясна».

Изначально все трое мужчин обвинялись в хулиганстве (ч. 2 ст. 339 УК, максимальное наказание — лишение свободы на шесть лет) и умышленном уничтожении либо повреждении имущества, совершенных общеопасным способом либо повлекших причинение ущерба в крупном размере (ч. 2 ст. 218 УК, максимальное наказание — лишение свободы на десять лет). Все трое обвиняемых находятся под стражей с 21—22 октября.

Дело начало разваливаться в день начала процесса 1 декабря. «Горремавтодор» Мингорисполкома оценил ущерб предприятию в размере 255 рублей 99 копеек, а это менее 40 базовых, то есть ущерб не попадал под Уголовный кодекс. Обвинение основывалось на иной сумме — 10 182 рубля 52 копейки, которая изначально называлась предприятием как предварительная.

Представитель «Горремавтодора» рассказал 3 декабря в суде, что надпись сначала не стиралась, затем была использована арендная установка высокого давления, и надпись вместе с нанесенной на нее серой краской (свидетель не знает, кто закрашивал) исчезла.

Гособвинитель Алина Касьянчик в прениях 4 декабря сняла с подсудимых обвинение по ч. 2 ст. 218 (Умышленные уничтожение либо повреждение имущества). По ч. 2 ст. 339 УК Касьянчик запрашивала для Гулиса два года лишения свободы, а для Греханова и Самусенко по полтора года «химии» каждому — как раз столько, сколько и дал суд.

Суровость выбранного наказания для Гулиса может объясняться тем, что он имеет судимость — в возрасте 18 лет  был осужден на 10 лет лишения свободы по ч.3 ст.328 УК (незаконный оборот наркотических средств), досрочно освободился в июне 2020 года. По этой же статье ч.1 в возрасте 19 лет был обвинен и Самусенко, но в результате амнистии осужден не был.

 

Надписей десятки, а показательных дел пока два

Примечательно, что сначала обвинение в процессе представляла  Валерия Таратынко, но во время судебного заседания 3 декабря в течение двух минут ее заменила Алина Касьянчик. Эта 22-летняя помощница прокурора представляла обвинение и по делу о другой надписи того же содержания возле станции Пушкинской, которое слушалось с 27 ноября в суде Фрунзенского района.

Оба процесса объединили суровые приговоры — людей лишили свободы, по сути, за надпись на асфальте. По упомянутому делу суд признал 26-летнего Максима Павлющика и 25-летнюю Марию Бобович виновными по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса и приговорил их соответственно к лишению свободы на два года в исправительной колонии в условиях общего режима и ограничению свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на полтора года («домашняя химия»). Бобович освободили из-под стражи в зале суда. Она помещена под подписку о невыезде.

Оба дела изначально строились на огромном ущербе «Горремавтодору» Мингорисполкома, который снизил его размер в обоих случаях больше чем в 35 раз. На обоих судах были те же представители организации, те же свидетели. Главная их мысль была такая — в городе очень много надписей. Чаще всего, когда организация обращается в органы внутренних дел по поводу написанного, ничего не происходит, ущерб не возмещается, виновных не находят.

Из того, что прозвучало на суде, также выходило, что на месте мемориала было очень много надписей. Например, Касьянчик перечислила лишь некоторые: «Не забудем», «Ты болен», «3%».

В обоих делах надписи закрашивали серой краской — того цвета, которой по всему Минску закрашивают бело-красно-белые флаги на зданиях и асфальте и различные надписи. Представители «Горремавтодора Мингорисполкома» настаивали, что это делают не их работники, а кто, не знают.

И сейчас плитка возле выхода из метро Пушкинская к гостинице «Орбита» измазана серой краской. Не надо быть специалистом для того, чтобы увидеть, что закрашенных надписей много, а серая краска уж точно плитку не украшает.

Осужденные по обоим делам Бобович, Павлющик, Греханов, Гулис и Самусенко признаны правозащитниками политическими заключенными.

В заявлениях правозащитников отмечается, что содержание надписи, место, где она была сделана, в контексте общественно-политических событий свидетельствуют о том, что мотивом его нанесения было выражение мнения по социально значимым темам. Правозащитники настаивают, что данная форма выражения мнения находится под защитой Международного пакта о гражданских и политических правах и не имеет ничего общего с предъявленными обвинениями.

Документ подписали правозащитный центр «Весна», Белорусская ассоциация журналистов, общество «Инициатива FORB», инициативная группа «Идентичность и право», Белорусский Хельсинкский комитет, Белорусский документационный центр, Белорусский ПЕН-центр, Центр правовой трансформации Lawtrend, Белорусский дом прав человека имени Бориса Звозскова.

Читайте также: