Выборы-травма. Беларусь может окончательно стать полицейским государством

У властей сейчас два пути — попытаться снять напряжение или еще сильнее закручивать гайки…

Светлана Тихановская считает себя победительницей прошедших 9 августа президентских выборов. При том что по предварительным данным Центризбиркома за Лукашенко проголосовало 80,08%, за его главную соперницу — 10,09%.

«Мы примерно и ожидали таких цифр, но нашлись избирательные комиссии, которые не побоялись и не сфальсифицировали выборы. На эти цифры мы и должны опираться», — сказала Тихановская 10 августа на пресс-конференции в своем штабе.

Доверия к официальным результатам этих выборов нет и у значительной части белорусов. Во-первых, власти вели кампанию в принципе брутально как никогда, с самого начала включили репрессии. Были выбиты из политической борьбы серьезные оппоненты официального лидера — Сергей ТихановскийВиктор БабарикоВалерий Цепкало. Чинились препятствия даже легальной агитации за Тихановскую.

Во-вторых, подсчет голосов оказался как никогда непрозрачным (оппозицию не пустили в избиркомы, независимых наблюдателей отсекли под предлогом сложной эпидемиологической ситуации).

 

«Мы получили травмированное общество»

Независимая социология в стране раздавлена, опросам же под эгидой ангажированных структур (а тем более спецслужб) многие не доверяют. Но какое-то время назад стала достоянием гласности цифра в 24% — таким был уровень доверия Лукашенко в Минске в апреле согласно опросу Института социологии Национальной академии наук. Электоральный рейтинг обычно еще ниже. И трудно себе вообразить, чтобы популярность подскочила в разы за несколько месяцев. Особенно когда, с одной стороны, в обществе было сильно недовольство политикой Лукашенко по отношению к пандемии коронавируса и начавшимися репрессиями, а с другой — многих вдохновили кандидаты надежды.

Ну, и протоколы, засвидетельствовавшие убедительную победу Тихановской на целом ряде участков, — тоже красноречивый факт. Ее сторонники убеждены, что только там и считали честно. У многих же остается чувство, что их голоса украли.

Фото Ольги Шукайло / TUT.by

Ночь на 10 августа омрачилась жесткими разгонами протестовавших в Минске и других городах. Были применены резиновые пули. По данным МВД, по всей стране на акциях протеста задержано около трех тысяч человек. Примечательно, что много задержанных в регионах.

После 9 августа «мы получили травмированное общество», заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. По его мнению, в официальные результаты «не верят даже сторонники Лукашенко».

 

Коалиция Тихановской долго в политике не продержится

Минувшая кампания феноменально политизировала белорусское общество, значительная часть которого устала от 26-летнего правления первого президента и хочет перемен, которые обеспечили бы динамичное развитие впавшей в застой страны.

«Общество стало субъектом политики, чего до сих пор не было, власть же этого не признает, так что конфликт между властью и обществом, пусть и не в таких острых формах, будет продолжаться», — говорит Карбалевич.

По его мнению, после этих выборов меняется природа политического режима. «Он уже основывается не на доверии, а на голой силе. Значит, государствообразующими институтами станут силовые структуры. Политические репрессии должны носить перманентный характер, чтобы власть удержалась», — рассуждает аналитик.

По его мнению, сейчас возрастает роль не только силовиков, но и номенклатуры, которой персоналистский режим раньше не давал быть субъектом политики. «Сейчас ее политический вес будет расти, и персоналистский режим по логике должен претерпеть определенную эволюцию в сторону некоего симбиоза персоналистского режима и номенклатуры», — предполагает собеседник.

По его словам, «конфигурация с Тихановской во главе возникла чисто ситуативно», этой коалиции вряд ли удастся надолго удержаться на политической сцене. Сама Тихановская, равно как и Мария КолесниковаВероника Цепкало, вряд ли намерены оставаться в политике. В этих условиях вероятно, что «старая оппозиция помимо своей воли снова станет каким-то [политическим] субъектом», — предполагает политолог.

 

Недовольство не рассосется

Но в любом случае недовольство белорусов, желающих перемен, не рассосется. Теоретически наилучшим вариантом была бы трансформация режима сверху, однако по представлению его главы это означает пилить сук, на котором он сидит. Поэтому для удержания власти остается путь укрепления полицейского государства.

Карбалевич прогнозирует, что Лукашенко выберет именно второй путь, поскольку выступающих против режима он трактует сугубо как агентов иностранных сил. «Диалог — не в его характере, не в его стиле. Тем более если он сейчас всех задавит, задушит, пересадит — так и всё, тема закрыта, как он будет считать», — сказал собеседник.

Аналогию с Венесуэлой, где правитель Николас Мадуро уже долго удерживается на штыках, собеседник считает не вполне корректной.

«Там развалили государственные институты как таковые, там полный хаос. В Беларуси же государственные институты работают как часы. И «восстание масс» не привело к победе, потому что не сопровождалось расколом элит, кризисом верхов, номенклатуры», — резюмировал Карбалевич.

По его прогнозу, пока эта система работает и дает возможность удерживать ситуацию под контролем, «ничего не изменится, кроме усиления репрессий и [большей] ставки на силовые структуры».

 

Диалога, похоже, не будет

Уже очевидно, что власть не собирается вступать в диалог с альтернативными кандидатами, объединенным штабом Тихановской, заявил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский.

По его словам, в ходе прошедшей кампании некоторые политологи уже отмечали, что гибридный политический режим (то есть автократия с элементами демократии) в Беларуси имеет тенденцию к трансформации в военный. «Это политологическое понятие, речь идет о том, кто принимает решения», — пояснил собеседник.

Он напомнил, что после разгрома Площади на выборах 2010 года у режима некоторое время на первых ролях были силовики, но затем им на смену пришли хозяйственники. Однако сейчас «ситуация пока не показывает, что уйдут силовики», отметил собеседник.

Если до последней кампании режим старался соблюдать формальные требования демократии (тайное голосование, ведение предвыборной агитации), то сейчас власти могут перестать соблюдать и эти формальности, допускает обозреватель.

У властей сейчас два пути — как-то снять напряжение или «закручивать гайки, преследовать тех, кто засветился в протестах». Скорее всего, будет использоваться смешанный вариант. От того, что станет преобладать, зависит вопрос трансформации режима, который еще не решен, считает Быковский.

«Чем быстрее режим пустит порулить государством хозяйственников, экономистов, либералов-рыночников, как называет их Лукашенко, тем быстрее мы вернемся на нормальные, мирные рельсы», — заключил Быковский.

 

Заклятые союзники нужны друг другу

Показательно, что Владимир Путин поспешил поздравить коллегу с победой. При том что еще не отпущены «33 богатыря» — российские граждане, которых белорусские силовики назвали членами ЧВК Вагнера. И вообще белорусский руководитель всю кампанию построил на тезисе о внешней угрозе, прозрачно намекая на Москву.

С другой стороны, Лукашенко сегодня стал уже говорить о кукловодах с Запада. Он заявил, имея в виду объединенный штаб, что «из Польши, Великобритании и Чехии были звонки, управляли нашими, извините меня, овцами: они не понимают, что делают, и ими начинают уже управлять».

Минск будет теперь стараться смягчить отношения с Москвой. Вероятнее всего, скоро отпустят вагнеровцев (или якобы вагнеровцев). Никакой выдачи их Киеву ожидать не стоит.

Лукашенко предстоит договариваться с Путиным о нефти, газе и прочих материальных вещах. Два авторитарных вождя при всех терках нужны друг другу. Если рухнет один режим, то закачается и другой.

И поскольку «Россия как главный игрок на постсоветском пространстве признает эти выборы, Лукашенко уже не особенно важно, как к этому отнесется Запад», отмечает Быковский.

В целом перспективы Беларуси мрачны и тревожны. Отношения с Западом ухудшатся, доброта же Москвы — с двойным дном: там надеются принудить подорвавшего внешнюю и внутреннюю легитимность Лукашенко подписать-таки дорожные карты «углубления интеграции», грозящие оттяпать изрядные куски суверенитета.

Внутри Беларуси политзаключенных может стать намного больше, вероятна суровая зачистка гражданского общества, независимых СМИ. Общество наверняка будет сопротивляться. Этот тлеющий конфликт станет определять жизнь страны после выборов. И для ее руководителя, обеспечившего себе новый срок дорогой ценой, и для всех политизированных белорусов это будет очень дискомфортный период.