Экономика Беларуси требует адаптации к суровым условиям отношений с Россией

От нового российского правительства белорусскому руководству не стоит ждать поблажек.

В ближайшее время ожидается встреча премьер-министра Беларуси Сергея Румаса и его команды с новым правительством России для обсуждения актуальных вопросов двусторонних взаимоотношений, включая нефтегазовый. Вместе с тем, госсекретарь США Майк Помпео, находясь в Минске, заявил о готовности обеспечить Беларусь нефтью по конкурентным ценам.

О том, что ждет белорусскую экономику после переформатирования власти в России, и о возможных решениях по нефти рассуждаем с экспертами БелаПАН.

 

Линия Медведева продолжится?

В конце января Александр Лукашенко заявил, что конфликт с российской стороной фактически связан «со старым правительством России, которое президент Путин отправил в отставку», и выразил надежду, что ключевые фигуры в Москве «образумятся и вернутся к нормальным отношениям».

Однако в реальности мы видим иное развитие сюжета. 31 января на первой встрече с Румасом в Алматы новый российский премьер Михаил Мишустин заявил, что сторонам «необходимо в полной мере раскрыть потенциал [союзного] договора и обеспечить максимальную гармонизацию национальных законодательств».

А это означает, что новое правительство намерено придерживаться линии, обозначенной прежним премьером РФ Дмитрием Медведевым, и стремиться реализовать не сделанные 90% (как подсчитал Путин) на пути строительства Союзного государства.

Минский экономист Ярослав Романчук уверен, что переформатирование российской власти ничего не изменит для Беларуси. По его мнению, Мишустин и команда технократов-силовиков будут гораздо серьезнее и последовательнее придерживаться принципов, заявленных раньше.

Романчук считает, что и в долгосрочной перспективе у Беларуси нет шансов получить от РФ какие-либо поблажки и возможности финансировать свою модель экономики. «Более того, правила доступа на российский рынок, если не будут приняты условия российской стороны, будут ужесточаться», — прогнозирует собеседник.

Валерия Костюгова, редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» (Минск), также считает, что при правительстве Мишустина концепция углубленной интеграции останется инструментом продвижения российских интересов в Беларуси.

По мнению Глеба Шутова, старшего аналитика Центра внешнеполитических и стратегических исследований (Минск), перемены в России означают усиление корпоративных интересов в ее экономической политике, в том числе и в отношении Беларуси. Вследствие этого будет намного сложнее договариваться по экономическим вопросам в прежнем формате личных контактов глав государств и правительств.

В целом эксперты не возлагают особых надежд на предполагаемую встречу Румаса и Мишустина (которую, отметим, пока анонсировал лишь белорусский премьер).

Как считает Костюгова, встреча позволит лишь сверить основные позиции и выяснить, насколько линия нового главы российского правительства последовательна по отношению к прежней линии Медведева. Основные же переговоры — за Лукашенко с Путиным.

По мнению собеседницы, «правительство Мишустина как минимум не облегчит для Беларуси достижение соглашений о снижении цен на газ и компенсации налогового маневра».

 

Москва настроена прагматично

Отдаленные последствия для экономики Беларуси, по мнению Валерии Костюговой, будут определяться пролонгацией ранее намеченного властями России экономического курса:

«Прошло уже два года, как Россия изменила курс с импортозамещения, которое лежит в основе архитектуры ЕАЭС, на товарную экспансию. Страна обустроила суверенную товарную инфраструктуру, создала благоприятный режим для роста национальных производителей, и этот рост произошел. Следующим шагом должно стать завоевание рынков — по меньшей мере соседних стран, в число которых входит и Беларусь. И вне сомнений, правительство Мишустина будет требовать большей открытости белорусского рынка для российских товаров».

Глеб Шутов считает, что теперь для белорусского экспорта настанут сложные времена — корпорациям соседней страны будет выгодно закрывать российский рынок от конкурентов.

«При решении спорных вопросов Беларуси будет сложнее апеллировать, например, к решениям Евразийской экономической комиссии. Смею предположить, что белорусским производителям, ориентированным в основном на российский рынок, чаще придется искать обходные пути, решать все больше экономических вопросов при помощи неформальных институтов. Например, платить откаты за заключение экспортных контрактов. А это значит, что количество коррупционных дел увеличится», — прогнозирует Шутов.

По мнению Костюговой, ситуация не была бы такой тяжелой, если бы Беларусь согласилась продлить прошлогодние контракты по нефти.

«Противостояние с Россией уже обошлось дороже, чем мы потеряли бы на премиях [российским нефтяным компаниям] за полгода. Что мешает нам покупать нефть по той цене, по которой Россия готова ее продавать?» — размышляет собеседница БелаПАН.

По ее мнению, сложившаяся ситуация не связана с тем, что Россия, инициировав налоговый маневр и ужесточив условия поставок нефти и газа в Беларусь, якобы хочет получить контроль над белорусскими НПЗ.

«Налоговый маневр помогает питать российский бюджет, который за счет этого получает по 50 млрд долларов в год — 2 трлн российских рублей за четыре года. Наши НПЗ на этом фоне смотрятся незначительно», — поясняет Костюгова.

 

Спасет ли Америка?

Госсекретарь США Майкл Помпео на пресс-конференции в Минске 1 февраля заявил, что Соединенные Штаты готовы полностью обеспечить Беларусь нефтью по конкурентным ценам. Однако что он подразумевал под конкурентной ценой, пока неизвестно.

«Конечно, нефти у США хватит для любых сделок. Однако трудно представить, чтобы они устанавливали на нее цены ниже рыночных, — отмечает Костюгова. — Говоря о конкурентной цене, Помпео, вероятнее всего, ориентировался на слова Лукашенко о том, что Россия пытается навязать Беларуси цены выше мировых. Соответственно, США могут обеспечить поставки нефти в Беларусь по конкурентным ценам, то есть по мировым. Но поставки по мировым ценам, даже, к примеру, с отсрочкой платежа, могут обеспечить потребности внутреннего рынка, однако не сохранят за нашими НПЗ роль основных поставщиков валюты в страну, постоянно заделывающих экономические бреши».

Вместе с тем эксперт не исключает, что если Беларусь с помощью американской нефти сможет создать реальную конкуренцию российской нефти, Москва будет вынуждена предпринять шаги по защите своих экономических интересов, то есть купить белорусскую лояльность и отказ от альтернативных поставок.

По словам Шутова, перспективы поставок американских энергоресурсов пока осложняются в том числе и по причине санкций в отношении концерна «Белнефтехим». По мнению аналитика, наиболее реальный результат визита госсекретаря США — незначительное усиление позиций Беларуси в нефтегазовых переговорах с Россией. Однако Шутов прогнозирует, что итоговое соглашение с Россией будет приближено к позиции РФ.

Итак, властям Беларуси, судя по всему, будет довольно сложно решать экономические вопросы с новым правительством России. Позиция Москвы в очередном раунде переговоров останется довольно сильной, да и вопросы углубленной интеграции никуда не делись. Поэтому белорусскому руководству придется задуматься об адаптации экономической политики к новым, суровым реалиям в отношениях с Кремлем.