Лев Марголин. ПРАВЫЙ ЦЕНТР. 50 тысяч рабочих мест от Кобякова

Лев МАРГОЛИН

Лев МАРГОЛИН

Родился в 1952 году в Бобруйске, детство прошло на Витебщине, в деревне, отец был председателем колхоза. Теперь уже почти 50 лет живет в Борисове. Специальности две: немецкий и английский языки и экономика промышленности. В экономике более 30 лет — прошел путь от рядового экономиста до финансового директора совместного предприятия «Борифорг» (1988-1993), затем — директор частной фирмы (1993-2002). В настоящее время — индивидуальный предприниматель, занимается ведением бухгалтерского учета и консультированием малого бизнеса. Публикуется в республиканской и местной печати на экономические и политические темы. Член Белорусской ассоциации журналистов. С 2001 года — член Объединенной гражданской партии, в 2008-2018 годах — заместитель председателя. Сейчас — член Политсовета ОГП. Национальный координатор кампании «Право выбора». Женат, двое детей и трое внуков.

О том, что рабочие места остаются проблемой № 1 в стране, известно каждому. Об этом говорят избиратели на пикетах оппозиционных кандидатов, об этом говорят на кухнях. Об этом говорит премьер Кобяков на заседании президиума Совета министров. Это по-прежнему главная тема Объединенной гражданской партии.

О ситуации в стране каждый может судить по собственным ощущениям, разговорам с друзьями, соседями, родственниками. Еще можно слушать радио и телевидение. Делать одновременно то и другое не рекомендуется категорически. Потому что наступает когнитивный диссонанс.

Когнити́вный диссона́нс (от латинских слов: cognitiо — «познание» и dissonantia — «несозвучность, нестройность, отсутствие гармонии») — состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций. Понятие впервые введено Леоном Фестингером в 1957 году. (Википедия)

Работы нет. Прежде всего, это касается регионов, районных и даже областных центров. Это видят все. Но вот на экранах телевизоров появляется Андрей Кобяков и заявляет, что задание по созданию новых рабочих мест перевыполнено вдвое. Да, ситуация еще напряженная, но нужна небольшая корректировка — и все пойдет как по маслу.

Когда я сталкиваюсь с таким расхождением, я обращаюсь к официальной статистике. Не то чтобы я ей безгранично доверял, но какую-то информацию почерпнуть можно.

Итак, официальная статистика с сайта Национального статистического комитета, раздел «Труд и зарплата».

 

Численность принятых и уволенных работников в организациях
Республики Беларусь в январе- июне 2016 г.

месяц

принято на работу

в т.ч., на дополн. созданные места

уволено работников

январь

37109

1615

44720

февраль

39446

2374

46715

март

40244

2494

55981

апрель

45965

2655

66127

май

43035

2571

62467

июнь

54925

2922

65643

итого

260744

14631

341653

 

Сразу появляются вопросы. Задание правительству на год — создать не менее 50 тысяч новых рабочих мест. За полгода, соответственно, 25 000. Если Кобяков заявляет о перевыполнении задания почти вдвое, то снова возникает цифра 50 0000. Статистика сообщает о четырнадцати с половиной тысячах принятых на новые рабочие места. Как такое может быть?

Частично ответ дает сам Кобяков. «Чтобы решить проблему занятости, необходимо создавать высокоэффективные и востребованные рабочие места, которые действительно нужны организациям и не станут для них впоследствии своеобразным балластом», — заявляет он.

Что же получается? То ли Кобякова обманули подчиненные (Статистический комитет, кстати, под рукой, он тоже подчиняется правительству), то ли места в большинстве своем создаются никому не нужные (что косвенно подтверждает сам премьер), либо создаются только на бумаге.

Как это делается, рассказал на днях сайт «Белорусский документационный центр». Оказывается, предприятия заставляют размещать информацию о несуществующих вакансиях, тогда как на самом деле им своих работников девать некуда. Не за эти ли фейковые рабочие места отчитался Кобяков?

Факт остается фактом: на якобы дополнительно созданные полсотни тысяч мест трудоустроено менее 15 тысяч человек. Остальных 35 тысяч рабочих мест либо не существует, либо они никому не нужны.

Еще один очень важный вывод. Если от числа уволенных работников отнять принятых за полгода за вычетом принятых на вновь созданные места, то получится, что экономика потеряла за полгода почти сто тысяч рабочих мест. Даже если допустить, что половина рабочих мест, освобожденных уволенными, стоят вакантными и ждут счастливчиков, 50 000 рабочих мест, потерянных за полгода — это ужасно!

Итог: нынешняя власть неспособна создать не только миллион, но и несчастных пятьдесят тысяч. И, что гораздо хуже, она не способна создать элементарные условия для тех, кто эти места может и должен создавать.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».