Подвиг белорусского Сусанина

Несколько раз показанное по телевидению и опубликованное во всех государственных газетах выступление Александра Лукашенко 6 ноября на совещании, посвященном вопросам обеспечения страны энергоресурсами, некоторые уже сравнили с выступлением Сталина 3 июля 1941 г. Большинство белорусов с удивлением узнало, что Родина в опасности. Беларусь оказалась перед лицом «экономического терроризма», под «беспрецедентным давлением». Нашу страну «унижают» и «пинают ногами», требуют отдать собственность, которая «обеспечивает безопасность и существование государства и народа». Короче говоря, над страной нависла смертельная угроза.

Еще более удивительно было узнать, что источником такой угрозы является вовсе не зловредный Запад, не коварные американцы, не «страшный монстр НАТО», чем нас пугали все последние годы государственные СМИ. Невозможно представить, но, оказывается, нам угрожает наш ближайший и единственный союзник, защитник и спаситель, старший и любимый славянский брат. Такое не могло присниться и в самом кошмарном сне.

У самых последовательных сторонников Лукашенко и белорусско-российской интеграции, свято веривших всему, что сообщают БТ и государственные газеты, могут закипеть мозги. Как такое могло случиться? Прямо-таки драма Шиллера «Коварство и любовь» разыгралась на белорусско-российской политической сцене. Их коварство и подлый удар в спину в ответ на нашу искреннюю любовь.

Автору этих строк приходилось уже неоднократно писать, что сама идея белорусско-российской интеграции зиждется на иррациональной основе, на ложных мифологемах, на таких иллюзорных постулатах, на которых долгое время не могут строиться межгосударственные отношения даже близких союзников. Жизнь подтвердила эти предположения. Первая же попытка Кремля рационализировать отношения двух стран, поставить их на почву экономических расчетов, привести в соответствие с реальным весом интегрирующихся государств привела к острейшему кризису в отношениях.

Самый быстрый способ окончить войну – проиграть ее.

Джордж Оруэлл

Вполне естественно, что первой же реакцией Лукашенко на сокращение поставок российского газа стала политизация проблемы. В понимании белорусского президента интеграция с Россией — это политическая кампания, густо замешенная на идеологемах «славянского братства». А экономика — это бесплатное приложение к политическому союзу. И долгое время удавалось за дешевые российские энергоресурсы платить славянской дружбой и пламенными обещаниями объединиться в одно государство. И теперь, когда Россия предложила платить за газ реальными деньгами (или собственностью), Лукашенко, как обычно, стремится апеллировать к политике, идеологии, морали. Дескать, какие могут быть счеты, если в годы минувшей войны «в окопах мы гнили вместе».

Выступление Лукашенко важно еще в одном смысле. Очень удачно и вовремя найден виновник углубляющегося экономического кризиса. Теперь ни у кого из белорусских обывателей не должно возникнуть сомнения по поводу того, кто виноват в росте цен, введении платных медицинских услуг, холодных квартирах, невыплатах зарплат. Что ж тут может сделать президент, если Россия ответила такой черной неблагодарностью?

Но если ситуацию с сокращением поставок российского газа принять в интерпретации Лукашенко, то это означает, что вся стратегия внешней и внутренней политики, краеугольным камнем которой является интеграция с Россией, завершилась крахом, была огромной ошибкой. И теперь ее нужно исправлять, искать альтернативные источники энергоресурсов, просить кредиты «у арабов и американцев».

Но возникает один маленький наивный вопрос: а кто же нас вел в течение восьми лет, как теперь оказалось, не в ту сторону? Как фамилия этого человека, этого белорусского Ивана Сусанина? И не должен ли он покаяться и признать свое политическое банкротство?

Именно Лукашенко в течение своего правления все теснее привязывал экономику Беларуси к России, обрубая иные внешнеполитические и внешнеэкономические альтернативы. Были отвергнуты проекты строительства трубопроводов с юга на север Республики Беларусь для транспортировки нефти и газа из других стран. Ничего не было сделано, чтобы избавиться от монополии одного государства в поставках энергоресурсов. Именно по милости нынешнего руководства страна глубоко завязла в российских экономических топях.

В своем выступлении 6 ноября Лукашенко обвинил союзника в экономическом терроризме и, по сути, в ответ объявил России экономическую войну. Из девяти пунктов ответных мер, выдвинутых президентом и призванных предотвратить нависшую над Беларусью угрозу энергетического голода, в пяти предъявлен экономический счет России.

В очередной раз Лукашенко завел свою старую песню о долгах. Дескать, Россия больше должна Беларуси. Кто действительно кому больше должен, разобраться достаточно сложно. Эксперты дают разные противоречивые цифры в пользу той и другой стороны. Чтобы расставить точки над «і» и не устраивать регулярно скандальные разборки, обоим государствам необходимо встать на почву взаимовыгодных экономических отношений, основанных если не на мировых, то на рыночных ценах: на энергоресурсы, на транзит, на аренду военных объектов и т.д.

Принципиально важный момент: все экономические претензии России закреплены юридически, основаны на подписанных соглашениях. И напротив, претензии Лукашенко к России, как правило, не имеют правового основания. Нет юридической базы для требования к «Газпрому» вернуть льготы, полученные от правительства Беларуси в ходе строительства газопровода. Невозможно потребовать у Москвы вернуть деньги за не полученные белорусской стороной косвенные налоги, ибо нет соответствующего соглашения. Не предусмотрены договорами плата за транзит газа по мировым ценам или за аренду военных объектов.

Поэтому объявить России экономическую войну можно. Вести ее успешно нельзя. И нынешние крикливые угрозы в адрес Москвы — не более, чем размахивание бумажным мечом.

Но возникает еще один наивный вопрос. Если верить Лукашенко, то есть принять за истину, что Россия действительно должна Беларуси больше, это означает, что у нас в стране нет хозяина. Ибо какой же разумный хозяин станет развивать экономические отношения в ущерб себе? За восемь лет президент не додумался поручить экономистам, чтобы хорошенько посчитали весь баланс отношений между двумя государствами, и заключить действительно выгодные, обоснованные соглашения. И если уж говорить языком экономики, то коль скоро менеджер своими неумелыми действиями сделал фирму нерентабельной, довел ее до банкротства, то такого руководителя надо срочно менять.