Белорусский интегратор готов пожертвовать священной коровой

Последние события в Москве стали очередным тестом для белорусского общества. Вывод не радует: среди массы белорусов практически не наблюдается осознания того простого факта, что мы интегрируемся со страной, находящейся в состоянии войны. По исследованиям социологов, ни первая, ни вторая чеченская война, ни взрывы домов в Москве никак не повлияли на желание белорусов объединяться с Россией.

Операция по освобождению заложников в очередной раз выявила то, что было известно давно: силовые структуры России непрофессиональны и беспомощны. Но почему-то до сих пор считали, что так было при Ельцине. А при профессиональном чекисте Путине, когда генералы КГБ постепенно берут власть в центре и регионах, в стране, мол, установится наконец элементарный порядок.

Оказалось, что это иллюзии. Порядок в России невозможен в обозримом будущем по обстоятельствам ментального характера. Чудовищное количество заложников, погибших при штурме здания, — это наглядная иллюстрация состояния российской власти и российской государственности.

Одним из последствий драматических событий в Москве может стать сближение России и США, особенно по вопросу борьбы с исламским терроризмом. В заявлении российского президента 28 октября, которое некоторые эксперты поспешили назвать «доктриной Путина», декларируется право России на превентивные удары по территориям других государств, поддерживающих чеченских боевиков. А это почти полностью совпадает с политикой США.

В ситуации, когда аналитики с новой силой заговорили о войне цивилизаций, в разгар кризиса с заложниками в Москве, тот факт, что Александр Лукашенко поздравил Саддама Хусейна с победой на референдуме более чем через неделю после его проведения, выглядит не иначе как вызовом Кремлю.

Когда год назад, сразу после теракта 11 сентября в Нью-Йорке, президент Беларуси принял председателя Высшего оборонного совета Ливии, это еще можно было принять за отсутствие политического такта или, как сейчас модно говорить, политкорректности. Однако, как говорит арабская пословица, «то, что случилось однажды, не обязательно случится еще, но то, что произошло дважды, обязательно повторится».

Между прочим, исламские террористы, как будто в благодарность за симпатии к мусульманским государствам, уже два раза, если можно так выразиться, «выручили» Лукашенко. Первый раз через день после президентских выборов в Беларуси они осуществили атаку на Нью-Йорк. И тем самым отвлекли внимание мирового сообщества от грубых нарушений демократических избирательных стандартов. Второй раз захват заложников в Москве заглушил скандал с депортацией из Беларуси Бориса Немцова.

Инцидент с лидером Союза правых сил России является знаковым по ряду причин. Сегодня не только в Кремле, но и в среде былых последовательных сторонников Лукашенко в России стали четко осознавать, что белорусский президент вовсе и не собирается объединяться. Это подвигло российскую элиту к выводу, что продолжение прежней политики складывания яиц в одно лукошко в Беларуси недальновидно и неэффективно. Поэтому предпринимается попытка диверсифицировать отношения с белорусским обществом.

Сотрудничество Союза правых сил и белорусской Объединенной гражданской партии подрывает монополию Лукашенко на политику интеграции с Россией. В идеологическом фундаменте белорусского режима пробита маленькая брешь, которая со временем может расшириться.

И, судя по всему, белорусское руководство хорошо понимает, откуда грозит опасность. Против Немцова и ОГП в государственных СМИ развернута беспрецедентная кампания. К ним применили широкий арсенал средств спецслужб — от обнародования подслушанных телефонных переговоров до подбрасывания лидеру СПС папки с долларами и поддельными документами.

Кстати о долларах, которые якобы вез Немцов своим белорусским коллегам. Этот сюжет по белорусскому телевидению рассчитан исключительно на электорат Лукашенко, на людей, не подозревающих, что современные банковские технологии позволяют передавать деньги более простыми и легкими способами.

Однако депортация Немцова — вызов не только СПС. Это недвусмысленный сигнал Кремлю, всей российской политической элите.

Для нас русский человек — и вы знаете мою политику — это наш человек, это белорус.

Александр Лукашенко, 17 сентября 2002 г.

Дело в том, что в последнее время можно слышать много рассуждений о возможности воздействия на белорусский режим через Россию. Поскольку у Запада мало рычагов влияния на Минск, то вроде бы единственный способ добиться политической вменяемости от руководства Беларуси — это давление Москвы. Некоторые говорят об экспорте в Беларусь российской демократии (вопрос о качестве этой демократии в данном случае выносим за скобки).

Депортация Немцова — это ответ Лукашенко на все эти рассуждения и концепции. Скандал с лидерами СПС показал, что у белорусско-российской интеграции есть жесткая граница. Интеграция не может претендовать на изменение белорусского режима. Она заканчивается там, где возникает угроза полному контролю Лукашенко над Беларусью.

Это не просто граница — это почти железный занавес. Лукашенко сделал Москве недвусмысленное предупреждение, что не допустит никакого вмешательства, которое хоть как-то посягает на его власть. Не случайно официальной мотивировкой высылки лидера СПС из Минска стало «вмешательство во внутренние дела Беларуси». Как заявил официальный представитель МИДа, «демократию и свободу Борис Немцов должен пропагандировать и устанавливать в пределах российских границ».

Это особенно актуально в преддверии ожидаемого референдума о продлении президентских полномочий. Руководитель Беларуси показал, что попытки Москвы мешать его планам встретят жесткий отпор.